«Английский язык как рабочий в Якутии никто не отменял»

vas «Английский язык как рабочий в Якутии никто не отменял»Sakhatoday.ru Министр по федеративным отношениям и внешним связям Республики Саха (Якутия) Владимир Васильев рассказал, как Индия разработала для Арктики солнечные батареи, нужны ли нам сингапурские танкеры и каким образом укрепить имидж Якутии на международной арене.

— Владимир Николаевич, делегация Якутии недавно вернулась из Рейкьявика, где прошла ассамблея «Arctic Circle». Какова была цель вашего визита?

— В этом году ассамблея «Arctic Circle» прошла во второй раз. Идея Президента Исландии О.Р.Гримссона привлечь мировую общественность для обсуждения самых разных аспектов развития и сотрудничества в Арктике, на мой взгляд, очень удачна. В век глобализации каждая страна стремится найти свою нишу, в том числе и в арктических регионах, приобретающих все большее влияние, и с этой точки зрения нам было интересно узнать о новых идеях, инициативах и трендах в Арктике. Арктическая территория в Якутии довольно большая, в республике в рамках Года Арктики принята Комплексная программа развития арктической территории, разрабатывается арктическая стратегия, поэтому нам важно знать основные направления государственной политики других стран.

— Какие тренды Вы увидели?

— Когда Канада взяла председательство в Арктическом Совете (в мае 2013 г.), то одними из приоритетов обозначила качество жизни и, конечно же, вопросы окружающей среды — пресс на арктическую экосистему усиливается с каждым годом. Якутия с 1993 года участвует в работе Северного Форума (Северный Форум – международная неправительственная организация северных регионов, образованная по инициативе региональных правительств провинции Хоккайдо (Япония), штата Аляска (США), Магаданской и Камчатской областей (СССР) в 1991 г. – прим.ред.), миссией которой является повышение уровне жизни на Севере. Получается, мы заранее предвидели, что станет приоритетом при развитии таких отдаленных регионов мира. Мы надеемся, что наш опыт, опыт регионов, будет полезен всему миру.
— А Вас не удивляет, что к Арктике проявляют интерес такие страны, как, например, Сингапур, Китай?

— Нет. Это быстроразвивающиеся государства (тем более Китай, который сейчас признан первой экономикой мира), и они нуждаются в ресурсах. Данные последних лет показывают, что в Арктике, к примеру, огромные углеводородные запасы, а изменение климата и таяние льдов открывают новые возможности для развития крупного бизнеса и промышленности. В то же время мы все хорошо понимаем, что природа Арктики крайне уязвима. Чтобы не разрушить хрупкое равновесие, которое тысячелетиями создавалось в этом регионе, при освоении ее территории следует применять осторожные подходы, новейшие природо- и энергосберегающие технологии. Все обеспокоены этим, но стремятся заполучить ресурсы. Маленькие страны, может, и не нуждаются в полезных ископаемых, но понимают, что, когда в Арктику придут крупные компании, надо будет создавать инфраструктуру. Сингапур, кстати, занимает 4 место в мире по строительству танкеров, и, если мы откроем Северный морской путь (СМП), потребность в такого рода судах ежегодно будет возрастать. В этом Сингапур видит свое место в Арктике. Крупные страны – Япония, Корея, Китай — борются либо за ресурсы либо за опыт, знания, технологии и т.д., которые они могут применить в таких суровых условиях по обслуживанию Севморпути, созданию инфраструктуры, связанной с транспортировкой грузов.

— Как же на всех разделить Арктику?

— Вопрос крайне сложный. Каждая страна будет использовать свои методы завоевания рынка. Мы понимаем, что Китай всегда будет стремиться к применению «мягкой силы», то есть достаточно активно предлагать строительство научных станций, улучшение инфраструктуры тех арктических поселков и городов, которые в достаточно запущенном состоянии, особенно в российской Арктике. У Китая широкие возможности и опыт в этом направлении: они активно вовлечены в научно-исследовательскую деятельность не только в Арктике, но и в Антарктике. Япония и Корея тоже там присутствуют, но в меньшей степени. Зато эти две страны обладают высокоточными технологиями (Samsung, Sony) и с этой позиции смотрят на Арктику. Арктическая «восьмерка» пытается ограничить их влияние. Когда на министерском заседании Арктического Совета в 2013 году в Кируне (Швеция) шел разговор о придании статуса наблюдателя неарктическим странам, разгорелась нешуточная борьба. Не желая вызывать межгосударственные конфликты, было принято компромиссное решение — предоставить такой статус всем странам, которые за ним обратились, – Японии, Корее, Китаю, Сингапуру, Индии, Италии. Однако Европейскому союзу было отказано, потому что ряд европейских стран уже является постоянными членами Арктического Совета. Многие европейские страны, безусловно, могли быть недовольны: они ожидали получить от ЕС дополнительный голос в свою поддержку. В следующем году, когда министерское совещание пройдет в Канаде, ожидается, что Евросоюз все равно будет настаивать на получении такого статуса. Посмотрим, как изменится позиция стран.

— Получается, что Евросоюз тоже пытается навязывать свою политику Арктическому совету?

— Евросоюз разработал свою Арктическую стратегию и позиционирует себя как очень сильный игрок в этом пространстве, как бы объединяя стратегии по отношению к Арктике всех своих стран — не только являющихся арктическими, но и южных. Мнение ЕС, что европейские страны должны занимать одну из ключевых позиций в Арктике как объединенная Европа, члены Арктического Совета, на мой взгляд, не готовы принять.
— Пока ряд стран пытается использовать Арктику в своих политических интересах, чем занимается Арктический Совет?

— Арктический Совет начинался с экологических проектов, затем стартовали проекты по поддержке социально-экономического развития. Большой блок вопросов связан со здравоохранением — это мониторинг инфекционных заболеваний и развитие телемедицины. Существуют проекты, связанные с социальным статусом жителей Севера, профилактикой алкоголизма и наркомании. Значительное внимание уделяется вопросам изменения климата, снижению рисков при осуществлении судоходства, освоении шельфовой зоны, ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций и т.д. В рамках Арктического Совета страны апробируют те или иные подходы по совместному решению вопросов, требующих объединения усилий. В составе Арктического Совета, наравне с государствами, имеют право голоса 6 организаций коренных народов – постоянных участников, что позволяет учитывать их интересы при осуществлении любой деятельности в Арктике.

— Почему, как Вы считаете, на Севере люди зависимы от вредных привычек и склонны к депрессии?

— К сожалению, проблема алкоголизма очень остро стоит не только у нас в России, но и на Западе, в Северной Америке. А вот, казалось бы, в таких благополучных для жизни странах, как Норвегия и Швеция, просто страшный процент суицидов. Независимо от того, относишься ли ты к коренным малочисленным народам или нет, суровые условия проживания, особенно полярные ночи, оказывают сильную депрессивную роль. В Мурманске люди, которые прожили там всю жизнь, испытывают большую депрессию, когда наступает полярная ночь. Они стараются даже отпуск брать зимой, чтобы на это время уехать из региона. Летом в Арктике, напротив, солнце практически не заходит, режим дня полностью нарушается. Ты не можешь спать – находишься в возбужденном состоянии длительное время. Кроме того, сказывается и некоторая ограниченность возможностей и пространства – каждый день происходит одно и то же.
Текст: Марина Галкина, eastrussia.ru

0
0
Поделиться:

Новости партнеров